Психоаналитическая Ассоциация

Педофилия в семье - причины и последствия

Трутенко Наталия Андреевна

Психолог, психоаналитически ориентированный психотерапевт

 

Что такое педофилия?

Педофилия согласно Международной классификации болезней (МКБ-10) входит в класс расстройств сексуального предпочтения, и означает выбор в качестве сексуального объекта детей обоего пола допубертатного и раннего пубертатного возраста. В широком смысле педофилия рассматривается как половое влечение к детям [2].Согласно патопсихологическому описанию педофилии как сексуального расстройства, данному РональдомКомером, человек, подверженный этому расстройству, получает сексуальное удовлетворение при наблюдении, прикосновении и занятиях сексом с детьми, не достигшими полой зрелости. Некоторые страдающие педофилией люди могут испытывать влечение только к детям; иные – и к детям, и к взрослым людям [1]. Многие педофилы уже к 17-ти годам осознают свои склонности, а в конце юности или после 20 лет начинают совершать сексуальные действия с детьми [7].

Часто жертвами педофилов – лиц, совершающих сексуальное использование детей, - становятся дети из незащищенных слоев общества, например, находящиеся в закрытых воспитательных заведениях, интернатах, домах малютки, закрытых школах – то есть местах, где их права и возможности для обращения за помощью ограничены. Но нередким такое явление является и в семьях, где насильником часто выступает человек, который должен заботится о ребенке. Часто это кровные родственники – дяди, отцы, братья, - то есть те, кто проводит много времени с ребенком и кому ребенок доверяет. Иногда сексуальное использование детей происходит их родственниками женского пола – матерями, тетями, сестрами.

Педофилы могут использовать различные приемы, чтобы завоевать доверие детей и подавить сопротивление, например, заводят дружбу с ребенком, проводят свободное время и играют с ним, делают подарки, осваивают хобби, которым интересуется ребенок, используют давление сверстников на ребенка. Это позволяет им не принуждать ребенка насильственно, но действовать через формирование привязанности, вызывая ощущение «особенности» и способствуя возникновению теплых чувств у ребенка по отношению к ним, что может снизить вероятность того, что ребенок расскажет кому-то о сексуальных действиях [7].

По словам С. Бенвенутто, несмотря на полное социальное порицание педофилов в сегодняшнее время, еще недавно это явление было не столь категорично неприемлемым. Некоторые родители, узнавая о совращающих действиях над своими детьми со стороны их школьных или религиозных наставников, могли закрывать глаза на такие действия над их детьми со стороны лиц, которым они их доверили [6].

В настоящее время педофилия – явление, к сожалению, все еще достаточно распространенное, к психологам часто приходят люди, говорящие о собственном опыте сексуального использования в детстве; педофилы объединяются в сообщества, где обсуждают и делятся опытом в своем кругу, чувствуют понимание и одобрение таких же, как они сами.

Психологические, нейрологические и психодинамические аспекты педофилии.

Согласно исследованиям, проведенным Людвигом Ловенштейном, разработавшим тест «Личностные характеристики сексуальных насильников»,лица, склонные к педофилии, могут иметь такие психологические особенности как:

- восприятие собственных сексуальных действий с детьми как нормальных и отрицание вреда, наносимого психике ребенка, в основе чего лежитглубинное отсутствие симпатии и сострадания к детям;

- низкую самооценку и сомнение в отношении собственных возможностей осуществления сексуальных отношений с женщинами своего и более старшего возраста;

- сложности с контролем собственных желаний и импульсов;

- собственную историю сексуального или физического насилия, которому они подвергались в детстве;

- история развития в хаотичной или нестабильной семейной системе, в которой рос будущий насильник, не дающей ребенку возможности удовлетворения потребности в безопасности и защите состороны предсказуемых взрослых;

- склонность к депрессии и часто испытываемое чувство одиночества [9].

Доктор психологии ШейриСтинз (США) пишет о нейрологических факторах, влияющих на формирование склонности к педофилии. Так, исследования мозга пациентов, осуществлявших сексуальное использование детей, выявили пониженное содержание серого вещества, изменения в работе лобных и височных долей, мозжечковые изменения, нарушения кровообращения в височных долях, наличие большего количества агонистов серотонина по сравнению с нормой. В истории многих испытуемых с педофилией были выявлены серьезные травмы головного мозга, особенно в возрасте до 6 лет, а также, у многих из них были матери, имевшие психические расстройства [10].

ДжилианТенберген, МаттиасУиттфосс и др. в своей исследовательской работеговорят о наследственномфакторепедофилии в семьях, для которых характерна передачадевиантных сексуальных фантазий и поведения следующим поколениям. Особенности функционирования лобных долей головного мозга исследуемых педофиловобъясняютстремление к насильственным действиям против детей с точки зрения растормаживания поведения и сложностей с контролем компульсивных действий. Также они пишут, что у педофилов были обнаружены заметные структурные и функциональные различия в размере и функциях левой и правой дорсолатеральной префронтальной и орбитофронтальной коры головного мозга. Чрезмерная эмоциональная притягательность детей для педофилов объясняется с точки зрения «временно-лимбической» теории, которая говорит о структурных и функциональных различиях в височных долях, а также о обнаруженных в ходе исследования мозга повреждениях в области в амигдалы. В истории большинства испытуемых присутствовалистрессогенные события в детстве, а также травмы головного мозга до 13 лет, для них характерны более низкие по сравнению с контрольной группой показатели уровня интеллекта [11].

Психоаналитики говорят о том, что склонность к педофилии, как правило, возникает в детстве. Многие педофилы сами в раннем возрасте были жертвами сексуального использования [1]. Л. Демоз пишет о том, что глубинной причиной педофилии может являться острая нехватка любви и страх индивидуации в раннем детстве, что выражается в одновременном бессознательном стремлении к слиянию с матерью и страхе этого слияния [4]. Р. Столлер говорит также о том, что в основе любой перверсии (полового извращения) лежит триада враждебности: ярости из-за отказа от блаженного слияния с матерью в первые годы жизни, страха не суметь оторваться от нее и остаться во власти слияния (страха психоза), и потребности в мести материнскому объекту за то, что поставила его перед этим выбором [3]. Став взрослым, педофил вынужден заниматься сексом с детьми, чтобы сохранять иллюзию того, что он любим, а также реализовывать свою потребность во власти, воспроизводя над детьми то, что он сам испытывал на себе. Демоз описывает использование педофилом ребенка в качестве заменителя материнской груди, которая дает удовольствие и принимает на себя садистические импульсы. При этом сексуальная активность служит педофилу защитой от постоянно преследующих его чувств фрагментированности, депрессии и внутренней «мертвенности» которые составляют основу страха распада психики. Демоз говорит о том, что на сексуальные действия с детьми педофилов толкают именно внутренние тревоги, а не описываемые социологами и историками всплески сексуальных инстинктов или недостаточный контроль над импульсами [4].

Психоаналитик Роджер Мани-Керлпишет о трех базовых бессознательных установках, которые позволяют человеку принять реальность и характеризуют зрелую психику: это принятие разницы полов и поколений, признание родительского акта созидательным и плодотворным событием, в результате которого появляется человек, а также принятие реальности факта смерти [5]. Педофил бессознательно или даже сознательно не принимает разницу поколений – в его восприятии сексуальные отношения между родителем и ребенком возможны, основной эдипальный закон – запрет на инцест - отвергается его психикой. Разница полов также не признается:сексуальным партнером может быть лицо одного с ним пола. Родительская пара обесценена, педофил переполнен бессознательной яростью к отцу (осуществляющего физическое или эмоциональное насилие над ним, когда она сам был ребенком), а роль матери в его психике нивелируется. Бессознательное отрицание факта конечности жизни реализуется педофилом через сексуальные акты с детьми, которые воспринимаются им как контейнеры для собственных неинтегрированных агрессивных и сексуальных влечений.

Педофил имеет дефектное доэдипальноеСупер-Эго, которое не включает в себя настоящее подчинение социальным нормам и законам, исходящее из внутренних потребностей и интеграции общечеловеческих запретов. Часто взрослые, насилующие детей, в обычной жизни чрезвычайно набожны и законопослушны, а их Супер-Эго может быть чрезмерно карающим [4]. Однако на сознательном уровне педофил может совершать сексуальные действия с детьми, если страх внешнего наказания не чрезмерен, например, в случае если «об этом никто не узнает», «никто не увидит», «если за пределы семьи не выйдет».

Социальные аспекты педофилии в семье

Психоаналитик МануэльМартинез (Испания), отмечает, что в «традиционных» обществах существует восприятие ребенка как существа, не имеющего собственной психики – то есть дети бессознательно воспринимаются родителями как их собственное продолжение, имущество, наряду с рабами и с домашним скотом. Такое отношение характерно для личностей, в психике которых все еще сильно влияние «племенного» мышления, которое характеризуется отсутствием запрета на инцест – того образования, что психоаналитики считают структурообразующим для общества в целом и для психики человека в частности (Фрейд пишет, что установление этого законалежит в основе возникновения цивилизованного общества).

Ллойд Демоз в своей «Психоистории» отсылает нас к периоду, когда в обществе господствовал «инфантицидный» стиль воспитания детей, при котором широко распространено использование ребенка для обслуживания эмоциональных потребностей родителей. Ребенок воспринимается как «существо без души», дети служат вместилищем проекций родителей – их собственных отрицаемых и не принимаемых чувств, желаний и частей самости, - а для контроля над этими проекциями используется наказание, запугивание, насилие и физическое уничтожение [4]. Такое отношение и тип воспитания еще сохраняется в некоторых семьях с патриархальным укладом.

М.Мартинез говорит об архаическом распределении ролей в патриархальной семье, подразумевающем, что отец – это человек, подобный богу, слова которого не обсуждаются и не обдумываются, а принимаются как данность. И даже если отец в реальности не является достойным человеком, например, когда он пьет, унижает, оскорбляет, применяет насилие к собственным жене и детям, не обеспечивает их, бессознательный архаический страх перед «великим Отцом» не дает его домочадцем критически оценить ситуацию, в которой они находятся. Женщина в такой семье, в свою очередь, также подвержена собственным бессознательным или сознательным установкам – она внутренне ощущает себя не имеющей права голоса, и потому не может защитить своих детей от морального или физического насилия со стороны отца. В этих семьях существует негласный закон, который отсылает нас опять-таки к пониманию древнего, племенного мышления: в племени женщина без мужа обречена на поругание, сексуальное использование и даже смерть, потому что нет того, кто смог бы заявить свои права на нее, защитить ее и ее детей, а также добыть пропитание для семьи. И если в условиях жизни племени такие страхи были обоснованными, то в современном обществе опора на них ведет лишь к ухудшению жизни семейной системы, которая застывает в своем патологическом состоянии, не давая возможности развиваться никому из членов семьи, вынужденных поддерживать молчаливое попустительство из страха разрушения семейного уклада, альтернативы которому никто из членов семьине способен увидеть. Такие установки побуждают женщин скрывать домашнее насилие, подчиняясь негласному «закону молчания», который может выражаться во фразах «сор из избы не выносить», «все должно быть тихо», «стыдно, если соседи узнают».

Именно поэтому мать, сын или дочь которой подвергается сексуальному насилию со стороны отца или близкого родственника, долгое время не видит, не слышит и не понимает, что что-то происходит с ее ребенком. Речь идет о бессознательном механизме защиты от реальности – отрицании, которое заставляет игнорировать признаки происходящего. Признать реальность слишком сложно, ведь это означает необходимость принимать решение об изменении существующего уклада, возможно – об изгнании отца из семьи и наказании его, что вступает в конфликт с установками архаического мышления и актуализирует примитивные страхи.

Порой, когда собственные ресурсы ребенка на исходе, сексуальное использование родителем уже скрывать невозможно, ребенок ищет защиты у матери, но получает от нее реакцию недоверия, ярости и ответных обвинений. Мать может сказать девочке: «ты сама виновата, что спровоцировала отца», «ты вела себя вызывающе».  Или ребенок может получить материнское отвержение по причине несоответствия его ребенка традиционной установке в семье: «мы все должны удовлетворять, задабривать отца – нашего кормильца – и ты тоже должен». Известны случаи, когда в семье с несколькими дочерями все девочки с раннего детства служили для удовлетворения сексуальных потребностей отца при молчаливом попустительстве матери.

Члены таких семей стремятся защитить «семейный секрет», а человек, совершивший насилие над ребенком находится в доминирующем положении в семье, он контролирует жизнь домочадцев, что может выражаться в общественной изоляции, ограничении автономии членов семьи, установлении строгой морали и чрезмерной религиозности [7].

В некоторых случаях мать, узнав о сексуальном абьюзе над ее ребенком, может обратиться в полицию, однако, помимо невыносимого чувства вины, справиться с которым может только достаточно крепкая психика, при этом она сталкивается еще и с нарциссическим унижением и стыдом. Негласная общественная установка «если бы ты была нормальной женщиной и сексуально удовлетворяла своего мужа, то ему не пришлось бы использовать ребенка» снова возвращает нас к оправданию беззаконных действий отца, и чрезмерной виной женщины, которая не имеет права на собственную сексуальность. Мать изнурена собственными переживаниями бессилия, гнева, вины, унижения и стыда, и часто при этом не имеет поддержки. При этом в большинстве случаев она испытывает давление и осуждение со стороны близких родственников, которые, чувствуя стыд за то, что подобное могло случиться в их семье, но также не вынося собственных переживаний, обвиняют мать, чтобы избавиться от ощущения плохости. Это может быть одной из причин того, что большая часть открытых дел по статье «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста» закрываются самими же истцами по примирению сторон.

Какие же признаки того, что ребенок мог подвергаться насилию, в том числе сексуальному?

Родители могут обратить внимание на то, что поведение ребенка изменилось, он стал пассивным, замкнутым, может резко отказаться от привычных и любимых занятий. Может быть и другая крайность – ребенок становится раздражительным, агрессивным, чрезмерно деятельным, жестоким по отношению к другим детям или животным. Важно обращать внимания на сигналы резкого изменения в поведении ребенка, которые могут скрывать за собой попытку справиться с травмой.

 У ребенка может внезапно появиться страх одного из родителей или родственников. В поведении девочек может появиться тенденция скрывать свое тело – носить«балахонистую» одежду, которая его скрывает, стремиться снизить свою привлекательность. Либо, наоборот, возможны резкое, агрессивное стремление подчеркнуть собственную женственность, сексуализированность в одежде и поведении, использование косметики в раннем возрасте. Все зависит от того, каким образом психика будет справляться с травматическим воздействием. Можно обнаружить также, что ребенок проявляет необычную сексуальную активность – игры с младшими детьми, завлекающее поведение рядом со взрослыми, навязчивая мастурбация, ранний чрезмерный интерес к теме сексуальности.

Дети могут перестать следить за гигиеной, не мыть голову, долго носить грязные вещи, может от них появиться резкий запах. Таким образом ребенок бессознательно стремится защититься от посягательств на собственное тело, делая его «непригодным» для сексуального использования. Другими признаками могут быть ухудшение сна, резкое изменение аппетита – отказ от еды или наоборот, приступы переедания, боли в органах желудочно-кишечного тракта, воспаления в области рта и губ, а также повторяющиеся запоры, инфекции и воспалительные процессы половых органов.

Учителя в школе могут замечать, что ребенок стал слишком сильно отвлекаться, плохо воспринимать материал, быть сонливым, обессиленным, отстраненным. Часто девочки, подвергшиесясексуальному насилию, переполнены чувством вины, для нихболее характерно использование аутоагрессивных действий и мазохистических провокаций – они могут бессознательно провоцировать одноклассников на насмешки, унижения, подначивание. Это один из способов перепроиграть собственную травму в попытке справиться с внутренним ужасом, порожденным ею. Мальчики в среднем больше склонны использовать идентификацию с агрессором, то есть наоборот вести себя агрессивно по отношению к более слабым товарищам, чтобы овладеть своими чувствами бессилия, гнева, ярости через отыгрывание.

Если учитель имеет сомнения, он может провести рисуночный тест – попросить ребенка изобразить семью. Часто бессознательное выражение ребенком своих переживаний в рисунок помогает взрослому увидеть, что именно мучает его.

 

Какие могут быть психологические последствия для детей, которые пережили сексуальную травму?

Демоз пишет о глубоком чувстве «совершившегося предательства и парализующего страха», испытываемого ребенком, подвергшимся сексуальному использованию. Острые соматические реакции, деперсонализация, чувство ненависти к себе, депрессии, истерические припадки, посттравматические стрессовые расстройства – так детская психика реагирует на подобную травму. Нарушения поведения и внимания, частые кошмары, попытки самоповреждения, сексуальная и половая неразборчивость, булимия, вспышки агрессии и раздражительности – то, каким образом травма может проявляться поведенчески [4].

Сексуальная неразборчивость может быть обусловлена тем, что интерес к сексу и возбуждение в сознании ребенка объединяются с потребностью в эмоциональной близости; у подростков, подвергшихся сексуальному использованию в детстве, усиливаются отклонения в нормальном психосексуальном развитии, они также используют попытки установить близкие отношения через половой контакт [7].

М.Мартинез говорит о том, что девочки, которые были сексуально использованы в детстве, вырастая, могут вообще отказаться от сексуальной жизни, которая теперь ассоциируется у них с насилием. Такие девочки не заводят близких отношений, сексуальные потребности у них купируются в силу того, что эта часть жизни слишком травматична для них. Мальчики, вырастая, часто становятся гомосексуальными, а также, в свою очередь, могут иметь педофилические наклонности. Известны семьи, где из поколения в поколение отцы насиловали детей, и эта цепочка не прерывается - такой семейный способ «справиться» с травмой из прошлого.

Кроме того, иногда взрослые, подвергшиеся насилию от близких родственников, вырастая, с легкостью нарушают закон. Причиной этого является то, что на конкретном уровне в данной семье был нарушен закон Отца – запрет на инцест, который лежит в основе всех законов цивилизованного общества и зрелого Супер-Эго человека – внутреннего образования, которое позволяет ему подчиняться человеческим правилам. А если основной закон попран – есть ли смысл соблюдать остальные общественные законы?

Дети, подвергшиеся насилию, испытывают травму на телесном уровне, их ощущение собственной телесной целостности и безопасности нарушено. Это может привести к формированию реактивного психоза, даже у человека, психика которого изначально формировалась в соответствии с более высоким уровнем функционирования. Слишком сильная травма способна разрушить даже самые мощные психические защиты и привести к полной или частичной дезинтеграции (распаду).

 

Что делать, если ваш ребенок подвергся сексуальному насилию со стороны взрослого?

Очень важно не игнорировать телесные симптомы ребенка, своевременно обратиться за медицинской помощью. Врачи – проктолог, гинеколог -  после обследования могут диагностировать – было ли произведено половое сношение с ребенком, и какой физический вред оно принесло.

Самое главное, если сексуальное насилие все-таки было установлено, – оградить ребенка от воздействия травматического фактора, для того, чтобы позволить ему начатьвосстановление от травмы. Обращаться за помощью к психологу или психотерапевту, который поможет ребенку пережить случившееся и переработать последствия, причиненные травмой. Это потребует времени и усилий, однако, чем быстрее после случившегося ребенок получит квалифицированную психологическую помощь, тем больше шансов на преодоление ущерба от свершившегося насилия. Психотерапевты работают и с последствиями давних травм, однако такая работа занимает обычно больше времени.

Ребенок должен знать, что его переживания реальны, и что есть взрослый, который может признать его боль, помочь ему и защитить его. Поэтому очень важно говорить с ребенком, выслушивать его, признавать и принимать его боль и выдерживать собственный гнев, вину и стыд.

Родителям, ребенок которых подвергся сексуальному насилию, важно самим получить квалифицированную психологическую поддержку. Это поможет им осознать, что могло быть причиной возникшей ситуации, проработать боль и вину, принять эффективные и наименее болезненные для всех членов семьи меры по изменению существующего уклада.

Литература:

1. Рональд Дж. Комер. Основы патопсихологии

2. Википедия. Педофилия.

– Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Педофилия#Начало_проявления_и_течение_педофилии

3. Роберт Дж. Столлер. Перверсия: эротическая форма ненависти

4. Ллойд Демоз. Психоистория

5. Роджер Мани-Керл. Цель психоанализа.

– Режим доступа:  https://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2639&sphrase_id=102495

6. СержиоБенвенуто. Перверсии

7. Мэш Э. Детская патопсихология

8. З. Фрейд. Тотем и табу

9. Салпагарова С.Р. Зарубежный опыт выявления педофилов правоохранительными органами (психологические аспекты).

– Режим доступа: http://juvenjust.org/txt/index.php/t1083.html

10. SharieStines. Causes of pedophilia.

- Режимдоступа: https://pro.psychcentral.com/causes-of-pedophilia/?all=1

11. GilianTenbergen, Matthias Wittfoth, Helge Frieling, Tillmann H.C. Kruger. The neurobiology and psychology of pedophilia: recent advances and challenges.

– Режимдоступа: https://www.researchgate.net/publication/279869266_The_Neurobiology_and_Psychology_of_Pedophilia_Recent_Advances_and_Challenges

Свяжитесь с нами

Психоаналитическая Ассоциация


Тел: +7 727 376 9440
Email: psihoanaliticheskaya@mail.ru

Адрес: Мамыр 4, 200-Б

Алматы, 050036, Казахстан

Общайтесь с нами
  • w-facebook
Членство

© 2014 Психоаналитическая Ассоциация. Сайт создан при участии Акмарал Мусаевой